3155b016

Буццати Дино - Забастовка Телефонов



Дино Буццати
ЗАБАСТОВКА ТЕЛЕФОНОВ
В день забастовки с телефонами творилось что-то неладное. К примеру,
говоришь с кем-нибудь, и вдруг в разговор врываются чужие голоса, да и
самого тебя слышат другие.
Часов в десять вечера я минут пятнадцать пытался дозвониться приятелю.
Не успел я набрать последней цифры, как стал невидимым участником чьего-то
разговора, потом второго, третьего, и вскоре началась полнейшая
неразбериха. Это была как бы общая беседа в темноте, каждый внезапно
вступал в нее и столь же внезапно исчезал, так и оставаясь неузнанным.
Поэтому все говорили без обычного притворства и стеснения, и очень скоро
создалась атмосфера общего веселья и легкости, свойственная, верно,
удивительным и сумасшедшим карнавалам прошлого, эхо которых донесли до нас
старинные легенды.
Вначале я услышал голоса двух женщин, беседовавших - не правда ли,
странно... - о нарядах.
- Ничего подобного, я ей говорю: мы же условились - юбку вы мне сошьете
к четвергу, сегодня уже понедельник, а юбка все еще не готова.
Знаешь, что я ей сказала: дорогая синьора Броджи, оставляю юбку вам,
носите себе на здоровье, если она вам подойдет...
У женщины был тонкий, писклявый голосок, и она тараторила без передышки.
- Умнее не придумаешь, - ответил ей молодой, приятный и ласковый голос
с эмилийским акцентом. - И что же ты выиграла?
Пожалуй, она словчит и тебе материал подменит. От этой особы всего
можно ждать.
- Ну, это мы еще посмотрим. Я и так чуть не задохнулась от ярости.
Ты себе даже представить не можешь, как я разозлилась. И я еще должна
терпеть такое. Ты, Клара, когда пойдешь к ней, прошу тебя, все ей прямо в
глаза скажи, что так не обращаются с клиентами; сделай такое одолжение.
Кстати, Коменчини мне тоже говорила, что больше не будет у нее шить,
потому что она ей испортила красный труакар. В нем Коменчини, бедняжка, на
пугало похожа. Вообще с тех пор, как эта особа стала модной, она совсем
обнаглела. А помнишь, еще два года назад она юлила перед нами, рассыпалась
в комплиментах и уверяла, что просто счастлива шить для столь элегантных
синьор; теперь же с нее самой надо пылинки сдувать. Она даже говорить
стала по-иному, ты заметила, Клара? Заметила, да? Завтра я иду к
Джульетте, и мне просто нечего надеть. Что ты мне посоветуешь?
- Но ведь у тебя, Франкина, гардероб ломится от платьев, - очень
спокойно ответила Клара.
- Что ты, все это - дикое старье; последний костюмчик я сшила прошлой
осенью, помнишь, такой хорошенький, фисташкового цвета. К тому же мне...
- Знаешь, а я, пожалуй, надену зеленую широкую юбку и черный джемпер,
черное всегда к лицу. А ты как думаешь?.. Может, все-таки лучше надеть
шелковое платье? Ну, то, новое, серое. Хотя оно скорее вечернее, тебе не
кажется?
В этот момент ее перебил грубый мужской голос:
- Вы вот что скажите, синьора, почему бы вам не вырядиться в платье
цвета выжатого лимона, а на голову хорошо бы водрузить мамину соломенную
шляпу с тесемками?
Молчание. Обе женщины сразу умолкли.
- Что же вы не отвечаете, синьора? - продолжал незнакомец, подражая
римскому диалекту. - Какие новости из Феррары? Кстати, как это у вас,
синьора Франкина, до сих пор язык не отвалился?
Представьте себе, вдруг он откажется служить. Вот будет несчастье.
Верно?
Несколько человек дружно рассмеялись. Остальные наверняка так же, как и
я, молча слушали.
Тут уж Франкина не удержалась и сердито зачастила:
- Вы, синьор, не знаю, как вас зовут, просто невежа, вернее, даже
грубиян: во-первых, потому,



Назад