3155b016

Бучер Энтони - Они Кусаются



Энтони Бучер
ОНИ КУСАЮТСЯ
Перевод с англ. Н. Савиных
Не было совсем никакой тропки, только почти вертикальный
подъем. Несколько ярдов осыпающихся скал с немногочисленными
побегами шалфея, укоренившимися в скудной, сухой почве. Да-
лее шли зубчатые обнажения грубой скалистой породы, иногда с
уступами и выемками для рук и ног, иногда с нависающими над
головой и не внушающими доверия скользкими ветками кустарни-
ка, а порой и вообще абсолютно голые камни, где ни зацепить-
ся, ни опереться нечего и думать, и приходилось надеяться
исключительно на свои мышцы, чувство равновесия, мастерство
и изобретательность.
Шалфей был настолько же грязно-зеленым, насколько грязно-
желто-коричневыми были утесы. Единственным живым цветом -
ярко-розовым - радовали глаз только редкие свечки пурпурных
ферокактусов.
Хьюг Таллант качнулся и, подтянув тело на последнюю ост-
роконечную площадку, огляделся. Причудливые формы скал про-
изводили впечатление, что кто-то построил все это специально
и бросил - изваянная в камне крепость лилипутов, бастион
пигмеев. Усевшись на одну из башенок завоеванного им форта,
Таллант вынул из футляра полевой бинокль.
Внизу раскинулась пустынная равнина. Сбившиеся в кучку
крошечные домики - это Оазис, свое название городок получил
от растущих там пальм, помимо имени они давали городу и его
палатке, а также и хижине, которую он строил, прохладу и
тень. Никуда не ведущая автомобильная трасса заканчивалась
тупиком, загаженные дороги, пересекаясь друг с другом на пе-
рекрестках пустых кварталов, создавали видимость инфраструк-
туры.
Но Таллант ничего этого не видел. Бинокль его был направ-
лен за Оазис, за пальмы, туда, где виднелось высохшее озеро.
Отсюда он ясно различал планеры, они казались живыми. Миниа-
тюрные человечки в униформе сновали вокруг них туда-сюда и
напоминали муравьев под стеклом. Особенно всех заинтересовал
один, этого планера Таллант раньше не замечал. Человечки
подходили к нему, внимательно осматривали и, оглядываясь,
сравнивали с другими.
Новый планер поглотил все его внимание. Лишь краешком
глаза Таллант видел, что происходит на скале, и вот в
этом-то краешке, уголке его зрения что-то вдруг промелькнуло
- что-то маленькое, тонкое и коричневое, как земля вокруг.
Кролик? Но кролики меньше. А человек гораздо крупнее. Крае-
шек глава ухватил только, как это что-то промелькнуло и
скрылось, помешав Талланту сконцентрироваться на планерах и
заставив отвлечься.
Отложив бинокль, Таллант обвел взглядом узкую и плоскую
поверхность скалы, над которой его башенка возвышалась на
несколько футов. Ни единого движения. Нигде ничего, лишь се-
рые камни и один-единственный розоватый шпиль кактуса. Тал-
лант возобновил наблюдение. Когда работа была сделана, он
аккуратно занес результаты в маленькую черную книжечку.
Его рука все еще была белой. В пустыне зимой холодно и
часто нет солнца. Но твердости рука не потеряла. Такая же
отлично натренированная, как и глаза, она верно записывала и
регистрировала все формы, контуры и размеры, которые глаза
снимали и передавали ей.
Однажды, правда, рука дрогнула, и ему пришлось стирать и
перерисовывать. Осталось грязноватое пятно, и это его расс-
троило. В секторе бокового зрения вновь шевельнулось и про-
пало смутное, коричневатое нечто. Пропало за восточным усту-
пом, он мог бы поклясться, и ушло дальше в восточную сторо-
ну. Туда, где неровные каменные валуны образовывали гигант-
скую цепочку, напоминающую хребет стегозавра.
Но о



Назад