3155b016

Бучер Энтони - Валаам



Энтони Бучер
Валаам
- Что есть _человек_? - спросил раввин Хаим Акоста, поворачиваясь от
окна, откуда открывался вид на уходящие вдаль розовые пески, навевающие
бесконечную розовую тоску. - И я, и ты, Мул, - каждый из нас по-своему -
трудимся во спасение _человека_. Как ты это сформулировал, ради братства
_человека_ под отцовским единоначалием бога. Очень хорошо. Но давай теперь
определим: что или, еще точнее, кого мы хотим спасти?
Отец Алоизиус Мэллой поежился, переменил позу и с недовольным видом
захлопнул "Американский футбольный ежегодник", который контрабандой - в
нарушение всех ограничений на полетный вес личного имущества - протащил на
последнюю ракету один из его причастников. Я искренне люблю Хаима, думал
он. Не просто братской любовью и отнюдь не только из чувства глубокой
благодарности за свою жизнь - это какое-то особое, уникальное доброе
чувство. И я уважаю его безмерно. Он действительно выдающийся человек.
Слишком даже выдающийся для такой тупой, неинтересной должности. Но он то
и дело начинает эти бесконечные дискуссии, который один из моих
профессоров-иезуитов называл диспутами...
- Что ты сказал? - спросил наконец он.
Черные сефардские глаза раввина сверкнули.
- Ты прекрасно слышал, что я сказал, Мул, и просто тянешь время. Но не
откажи в любезности, уважь. Наши культовые обязанности далеко не так
обременительны, как нам, возможно, хотелось бы, и, поскольку ты
отказываешься играть в шахматы...
- А ты, - неожиданно перебил его отец Мэллой, - не проявляешь никакого
интереса к составлению диаграмм футбольных матчей...
- Туше. А, впрочем, разве я, будучи израильтянином, виноват в том, что
не могу согласиться, когда вы, американцы, начинаете уверять, будто футбол
чем-то отличается от регби и соккера? [так в США называют общепринятый
футбол, в отличие от "американского футбола", более напоминающего регби] В
то время как шахматы... - Тут он взглянул на священника укоризненно. -
Мул, ты опять заставил меня уйти от прежней темы. Заморочил мне голову.
- Во всяком случае, попытался. Как в тот раз, когда вся защита Южной
Калифорнии решила, что мяч у меня, а Лилайва спокойно прошел к воротам и
забил решающий гол.
- Что есть _человек_? - повторил Акоста. - В самом ли деле это всего
лишь представитель вида Homo sapiens, обитающий на третьей планете Солнца
и ее колониях?
- Когда мы попробовали этот трюк в следующий раз, - обреченно произнес
Мэллой, - Лилайва промахнулся с десяти ярдов и его просто с грязью
смешали.
Среди песков Марса встретились два человека. Неожиданная встреча, но в
общем-то ничем не примечательная, хотя это событие стало поворотной точкой
в истории _людей_ и их Вселенной.
_Человек_ с базы совершал патрульный обход, совершенно рутинное
дежурство, которое капитан ввел единственно для поддержания дисциплины -
так сказать, деятельность ради деятельности, - а отнюдь не из
необходимости защищать базу в этой необитаемой пустыне. За соседним холмом
сверкнула яркая вспышка, и патрульный готов был поклясться, что это
тормозные двигатели садящейся ракеты, но он твердо знал, что следующая
ракета прибудет лишь через неделю. Точнее, через шесть с половиной дней, а
если еще точнее, то через шесть дней, одиннадцать часов, двенадцать минут
по гринвичскому межпланетному времени. Цифру эту он знал так точно, потому
что на ракете должна была прибыть смена и ему, и доброй половине гарнизона
вместе с отцом Мэллоем и этими бестолковыми израильтянами. Так что хоть и
очень похоже, но ра



Назад