3155b016 Недорогой шаринг с мгновеннной оплатой. Возможны разные комбинацыи пакетов

Буковски Чарлз - И Ты И Твое Пиво И Какой Ты Великий



ЧАРЛЗ БУКОВСКИ
И ТЫ И ТВОЕ ПИВО И КАКОЙ ТЫ ВЕЛИКИЙ
ИЗ КНИГИ "ЮГ БЕЗ СЕВЕРА"
Джек вошел и увидел пачку сигарет на каминной полке. Энн лежала на
кушетке и читала Космополитэн. Джек закурил, сел в кресло. Было без
десяти полночь.
- Чарли велел тебе не курить, - произнесла Энн, подняв взгляд от
журнала.
- Я заслужил. Сегодня туго пришлось.
- Победил?
- Ничья, но победа - моя. Бенсон - крутой парень, кишки железные.
Чарли говорит, Парвинелли - следующий. Мы Парвинелли завалим, и чемпи-
он наш будет.
Джек поднялся, сходил на кухню, вернулся с бутылкой пива.
- Чарли велел мне не давать тебе пива. - Энн отложила журнал.
- "Чарли велел, Чарли велел..." Я уже устал от этого. Я выиграл
бой. 16 боев подряд, у меня есть право на пиво и сигаретку.
- Ты должен держать форму.
- Это не важно. Я любого из них уберу.
- Ты такой великий, когда ты напиваешься, я постоянно об этом слышу
- какой ты великий. Меня уже тошнит.
- А я и так великий. 16 подряд, 15 нокаутов. Кого ты лучше найдешь?
Энн не ответила. Джек забрал бутылку пива и сигарету с собой в ван-
ную.
- Ты даже не поцеловал меня, когда пришел. Сперва за свою бутылку
схватился. Ты такой великий, правильно. Пьянь ты великая.
Джек промолчал. Пять минут спустя он стоял в дверях ванной, брюки и
трусы спущены на башмаки.
- Господи Христе, Энн, ты что, не можешь здесь даже туалетную бума-
гу держать?
- Извини.
Она сходила в чулан и вынесла ему рулон. Джек закончил свои дела и
вышел. Потом допил пиво и взял еще.
- Живешь тут, понимаешь, с лучшим полутяжелым весом в мире и только
и делаешь, что ноешь. Меня бы куча девчонок заполучить хотела, а ты
рассиживаешь тут, да ссучишься.
- Я знаю, что ты хороший, Джек, может, даже самый лучший, но ты да-
же не представляешь, как скучно сидеть и слушать, как ты снова и снова
повторяешь, какой ты великий.
- Ах, тебе скучно, вот как?
- Да, черт возьми, и ты, и твое пиво, и какой ты великий.
- Назови лучшего полутяжелого. Да ты даже на мои бои не ходишь.
- Есть и другие вещи помимо бокса, Джек.
- Какие? Валяться на заднице и читать Космополитэн?
- Мне нравится улучшать свой ум.
- Так и должно быть. Над ним нужно еще много поработать.
- Говорю тебе, кроме бокса, есть и другие вещи.
- Какие? Назови.
- Ну, искусство, музыка, живопись, вроде этого.
- И у тебя они хорошо получаются?
- Нет, но я их ценю.
- Говно это, я уж лучше буду самым лучшим в том, чем занимаюсь.
- Хороший, лучше, самый лучший... Господи, неужели ты не можешь це-
нить людей за то, какие они?
- За то, какие они? А каково большинство из них? Слизни, пиявки,
пижоны, стукачи, сутенеры, прислужники...
- Ты вечно на всех свысока смотришь. Все друзья тебе нехороши. Ты
так дьявольски велик!
- Это верно, малышка.
Джек зашел в кухню и вышел с новой бутылкой пива.
- Опять со своим проклятым пивом!
- Это мое право. Его продают. Я покупаю.
- Чарли сказал...
- Ебись он в рыло, твой Чарли!
- Какой же ты великий, черт возьми!
- Правильно. По крайней мере, Пэтти это знала. Она это признавала.
Она этим гордилась. Она знала, что это чего-то требует. А ты только
ссучишься.
- Так чего ж ты к Пэтти не вернешься? Что ты со мной делаешь?
- Я как раз об этом и думаю.
- А что - мы не расписаны, я могу уйти в любое время.
- Только и остается. Блядь, приходишь домой, как дохлый осел, после
10 раундов круче некуда, а ты даже не рада, что я на них согласился.
Только гнобишь меня.
- Послушай, Джек, есть и другие вещи, кроме бокса. Когда я тебя
встретила, я восхищалась тем, какой ты был.
- Я боксером был. И кроме бокса нет других вещей.



Назад