3155b016

Буковски Чарлз - Опаньки Об Занавес



ЧАРЛЗ БУКОВСКИ
ОПАНЬКИ ОБ ЗАНАВЕС
ИЗ КНИГИ "ЮГ БЕЗ СЕВЕРА"
Мы болтали о бабах, заглядывали им под юбки, когда они выбирались
из машин, и подсматривали в окна по ночам, надеясь увидеть, как
кто-нибудь ебется, но ни разу никого не видели. Однажды, правда, мы
наблюдали за парочкой в постели: парень трепал свою тетку, и мы поду-
мали, что сейчас-то все и увидим, но она сказала:
- Нет, сегодня мне не хочется! - И повернулась к нему спиной. Он
зажег сигарету, а мы отправились на поиски другого окна.
- Сукин сын, ни одна моя баба от меня отвернуться не посмеет!
- Моя тоже. Да что это за мужик тогда?
Нас было трое: я, Лысый и Джимми. Самый клевый день у нас был воск-
ресенье. По воскресеньям мы собирались у Лысого дома и ехали на трам-
вае до Главной улицы. Проезд стоил семь центов.
В те годы работали два бурлеска - "Фоллиз" и "Бербанк". Мы были
влюблены в стриптизерок из "Бербанка", да и шутки там были получше,
поэтому мы ходили в "Бербанк". Мы пробовали кинотеатр грязных фильмов,
но картины, на самом деле, грязными не были, а сюжеты в них - одни и
те же. Парочка парней напоит бедную невинную девчонку, и не успеет та
отойти от бодуна, как окажется в доме терпимости, а в дверь уже бара-
банит целая очередь матросов и горбунов. Кроме того, в таких местах
дневали и ночевали бичи - они ссали на пол, хлестали винище и грабили
друг друга. Вонь мочи, вина и убийства была невыносима. Мы ходили в
"Бербанк".
- Что, мальчики, идете сегодня в бурлеск? - спрашивал, бывало, де-
дуля Лысого.
- Да нет, сэр, черт возьми. Дела у нас.
Мы ходили. Ходили каждое воскресенье. Ходили рано утром, задолго до
представления, и гуляли взад и вперед по Главной улице, заглядывая в
пустые бары, где в дверных проемах сидели баровые девчонки в подоткну-
тых юбках, постукивая себя носками туфель по лодыжкам в солнечном све-
те, уплывавшем в темноту баров. Хорошо девчонки выглядели. Но мы-то
знали. Мы слыхали. Заходит парень выпить, а они шкуру у него с задницы
сдерут - и за него самого, и за девчонку. Только у девчонки коктейль
будет разбавлен. Обожмешь ее разок-другой - и баста. Если деньгами
начнешь трясти, бармен увидит, подмешает малинки, и очутишься под
стойкой, а денежки тю-тю. Мы знали.
После прогулки по Главной улице мы заходили в бутербродную, брали
"горячую собаку" за восемь центов и большую кружку шипучки за никель.
Мы тягали гири, и мускулы у нас бугрились, мы высоко закатывали рукава
рубашек, и у каждого в нагрудном кармашке лежала пачка сигарет. Мы да-
же пробовали курс Чарлза Атласа, Динамическое Напряжение, но тягать
гири казалось круче и очевиднее.
Пока мы жевали сосиску и пили огромную кружку шипучки, то играли в
китайский бильярд, по пенни за игру. Мы узнали этот автомат очень хо-
рошо. Когда выбивал абсолютный счет, получал одну игру бесплатно. При-
ходилось выигрывать вчистую - у нас не было таких денег.
Фрэнки Рузвельт сидел на месте, жизнь становилась получше, но деп-
рессия продолжалась, и ни один из наших отцов не работал. Откуда бра-
лись наши небольшие карманные деньги, оставалось загадкой, если не
считать того, что на все, что не было зацементировано в землю, у нас
очень навострился глаз. Мы не воровали - мы делились. И изобретали.
Коль скоро денег было мало или вообще не было, мы изобретали маленькие
игры, чтобы скоротать время: одной из таких игр было сходить на пляж и
обратно.
Делалось это обычно в летний день, и родители наши никогда не жало-
вались, когда мы опаздывали домой к обеду. На наши набухшие мозоли на
пятках им тоже было наплевать. Наез



Назад