3155b016

Буссенар Луи - Бессребреник Среди Желтых Дьяволов



ЛУИ АНРИ БУССЕНАР
БЕССРЕБРЕНИК СРЕДИ ЖЕЛТЫХ ДЬЯВОЛОВ
Часть первая
РОЗА МУКДЕНА
ГЛАВА 1
Багряная земля, багряное небо, повсюду кровь, предсмертные крики и стоны. Две недели над долиной стоял несмолкаемый гул, пушки палили без устали, снаряды со свистом разрывали воздух. Здесь царила смерть.
Теперь, когда катастрофа свершилась1 и Азия дала Европе отпор, когда маленькие японцы прогнали русских великанов, равнины Мукдена2 заполонили растерянные, чудом уцелевшие в сражениях люди, гонимые неизвестно куда зимним северным ветром.
Это было неслыханное, сокрушительное поражение, не просто отступление, а окончательный разгром. Стремительное бегство имело лишь одну цель — спасение жизни.
Постепенно грохот и взрывы сменились тишиной. Более не слышалось ни раскатов канонады, ни цоканья копыт, ни топота убегавших в сумерках войск. Наступила спокойная безлунная ночь.

На темном бескрайнем небосклоне одна за другой вспыхивали звезды, как глаза любопытных, желавших взглянуть на ужасы войны.
Мукденское сражение закончилось. Японцы ликвидировали последние очаги сопротивления. Завтра победители войдут в столицу Маньчжурии3.
Двое всадников легкой рысью скакали по дороге из ЛаоЯнга в Мукден. Лошади то и дело попадали в лужи крови или натыкались на трупы.
Один из мужчин был высокого роста, с темными с проседью волосами. Когдато красивое лицо теперь покрылось морщинами — то ли от возраста, то ли от горя. Другой — плотный коренастый коротышка, круглый как мячик, весь в веснушках, за что получил прозвище БульдеСон4, казался совсем еще мальчишкой, лет пятнадцати или шестнадцати.
В этом дуэте он, веселый, с открытым лицом и с неизменной улыбкой на устах, представлял полную противоположность патрону, слегка напоминавшему Дон Кихота, и играл, без сомнения, роль молодого Санчо5.
— Осторожно, месье, посмотрите, там люди… — неожиданно воскликнул юноша.
И действительно, в стороне от дороги в темноте промелькнули тени. Двое французов тотчас спрятались за деревьями. Силуэты, пригнувшись к земле, приближались медленно и осторожно.

Должно быть, здесь произошла одна из последних и самых ожесточенных перестрелок — трупы, сваленные в кучи, выглядели особенно зловеще.
Зачем пришли сюда эти бродяги? Какой они национальности? Судя по росту, эти незнакомцы в длинных робах, перехваченных металлическими поясами, шерстяных колпаках, налезавших на лбы, не были японцами.

Переворачивая трупы то на живот, то на спину, они с невиданным проворством снимали с несчастных одежду, опустошали карманы и срывали висевшие на шеях мертвецов украшения.
У Поля Редона, наблюдавшего за происходящим, кровь стучала в висках. Но какое он имел право вмешиваться?
Будучи собственным корреспондентом «Авенир», одной из центральных парижских газет, репортер6 получил разрешение наблюдать за военной кампанией, следуя за русской армией, но при этом был обязан соблюдать строжайший нейтралитет7.
Между тем мародеры8 накинулись на несколько тел, сваленных в кучу. Однако среди трупов оказался живой человек. Он встал и, выпрямившись, попытался оттолкнуть злодеев. Те негодующе закричали, а один выхватил изза пояса секиру и замахнулся.

Еще мгновение — и оружие настигнет жертву. Редон выпрыгнул из укрытия и схватил убийцу за запястье. Секира полетела на землю под ругань, которую наш француз не понимал, хотя знал и русский и немного изъяснялся пояпонски.
Люди принадлежали к коренному населению Маньчжурии и говорили на какомто местном наречии. Они были грубы, злобны и невежественны. Мародеры тотчас на



Назад