3155b016

Буссенар Луи - Галльская Кровь



adv_geo Луи Анри Буссенар Галльская кровь ru fr Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-10-13 OCR Roland AAC1C766-12B5-4D5E-96AD-87F164F4FDF0 1.0 Keb Анри Буссенар
Галльская кровь
Он совсем не походил на эпического героя. Скромный, без претензий, одним словом — добрый малый.
Лельевр… Вряд ли вам говорит что-либо это имя. А между тем его обладатель заслуживает того, чтобы о нем знали все. Бесстрашный воин, один из тех «железных людей», подвиги которых рождают легенды.
Так кто же он, капитан Лельевр?
Просто… герой Мазаграна![1]
История донесла до нас подробности событий, в которые трудно поверить, настолько они кажутся нереальными, как бы перенесенными из другой эпохи, хотя происходили они не более пяти — десяти лет назад.
Итак, слушайте рассказ о человеке, для которого патриотизм и галльская доблесть — не пустые слова.
Перенесемся в те не слишком далекие времена, когда Франция фактически полностью покорила Алжир. Обстановка еще оставалась тревожной и даже опасной, так как необходимо было удержать завоеванное.

Арабы, внешне усмиренные, на деле не давали ни дня покоя оккупационным французским войскам. То тут, то там вспыхивали бунты, с трудом подавляемые французами, вынужденными порой прибегать к жестким мерам.
Второго февраля 1840 года к деревне Мазагран внезапно среди бела дня подступило огромное арабское войско, насчитывавшее не менее двенадцати тысяч воинов.
Расположенная на Маскарской дороге, в двух километрах от Орана и в шести — от Мостаганема[2], деревня не имела надежных оборонительных сооружений. Единственным укрытием и одновременно преградой, защищавшей подходы к населенному пункту, служила стена сухой каменной кладки — казбах.
Гарнизон Мазаграна состоял всего из одной 10-й роты 1-го Африканского батальона, насчитьшавшеи сто двадцать три человека и уже основательно потрепанной боями и местными болезнями.
Возглавлял роту бравый капитан Лельевр, добывавший свои звания и звездочки с оружием в руках боевыми подвигами на поле брани.
…Когда прозвучал сигнал тревоги, у солдат роты только и было времени, чтобы броситься к казбаху, прихватив с собой немного воды и кое-какую провизию. Весь запас боеприпасов состоял из тонны пороха и патронов, по 350 штук на брата. Артиллерийскую поддержку обеспечивала одна полевая пушка.
С криками «Да здравствует Франция!» рота, водрузив на стену знамя, быстро заняла боевые позиции.
Две артиллерийские пушки, имевшиеся на вооружении арабов, с расстояния не более полукилометра обрушили смертоносный огонь на ненадежное укрепление французов. Под этим огневым прикрытием к нему устремились, подобно смерчу, полчища арабских пехотинцев и кавалеристов.
Надо отметить, это был достойный противник. Арабские воины, бесстрашные, фанатичные, подчиняющиеся железной дисциплине, смертельно ненавидели французов. Ядро наступавших составлял отряд регулярных войск Абд-эль-Кадира[3], которым командовал его племянник Мустафа-бен-Тами.
Сотрясающие воздух грозные крики и ружейные выстрелы, море белых бурнусов[4] с отблесками сабель и штыков — все это походило на апокалиптическое видение.
Беглый, умело направляемый огонь французских стрелков стоил наступающим больших жертв, но это не остановило арабов, уже почти вплотную приблизившихся к каменной преграде. Началась не прекращаемая ни на секунду ружейная стрельба.
Бой продолжался весь день и всю ночь. Каждый солдат старался как можно точнее прицеливаться, памятуя о необходимости беречь боеприпасы. И все же к утру следующего дня половина патронов была уже израсходована.
Тогда капита



Назад