3155b016

Буссенар Луи - Под Южным Крестом



ЛУИ АНРИ БУССЕНАР
ПОД ЮЖНЫМ КРЕСТОМ
Аннотация
В романе «Под Южным Крестом» события разворачиваются в далекой, загадочной Австралии, где любимые герои писателя знакомятся с жизнью аборигеновпапуасов.
ЧАСТЬ 1. КОРАЛЛОВОЕ МОРЕ
ГЛАВА I
Пролог. — Парижанин Фрикэ и его друг Пьер де Галь. — МонтеКарло на крайнем Востоке. — Выставка сокровищ. — Макао. — Игроки всех цветов, одинаково обкрадываемые. — Шестидесятилетний шулер. — Торговцы людьми. — То, что называется «Баракон». — Корабль «ЛаоДзы». — Ложный путь. — Французы в западне.
— Итак, вы отказываетесь уплатить долг?
— Нет, синьор, нет. Примите мои извинения. Я не отказываюсь, я только не при деньгах сегодня.

Но вы знаете, что здесь, как и на вашей славной родине, карточный долг — священный долг.
— Гм… Священный долг. Смотря с кем имеешь дело.
— Я вам даю слово Бартоломео ди Монте… Никто здесь не сомневается в слове Бартоломео ди Монте.
— В слове торговца людьми.
— Ваша милость хочет сказать — агента эмиграции.
— Моя милость хочет сказать то, что говорит. А если мои слова вас оскорбляют, это не мое дело. Я окончательно потерял терпение за две недели пребывания в вашем вертепе.
— Однако, синьор…
— Молчать, черт возьми! Вы плут и больше ничего. Я прекрасно видел, как вы передали кучку пиастров вашему сообщнику, поспешившему дать тягу.
— Как плут? Вы сказали, что я плут?!
— Да, плут. Выигрыш меня не волнует. Я не игрок, но не желаю, чтобы какаянибудь шоколадная кукла надувала меня и смеялась надо мной.
— Я охотно простил бы, принимая во внимание вашу молодость, определение, брошенное на ветер, но последние слова, в которых я вижу оскорбление моей национальной гордости, заставляют меня требовать удовлетворения. Завтра, синьор, на рассвете, вы узнаете, что такое гнев Бартоломео ди Монте…
Смех первого собеседника перебил эту речь, произнесенную на французскоиспанскопортугальском языке.
— Да, но если я соглашусь на эту дуэль, то явлюсь не иначе, как с толстой бамбуковой палкой. Ах, какая у вас грозная шпага! Не этим ли оружием вы думаете рассечь нить моей жизни?

Хахаха!
— Это шпага великого Камоэнса.
— Как, еще одна? .. Ведь мне уже предлагали продать с полдюжины шпаг великого Камоэнса. Впрочем, у нас во Франции у каждого антиквара найдется палка Вольтера.
Этой насмешки знаменитый Бартоломео ди Монте не мог снести: он повернулся и, гремя своей чудовищной саблей, вышел на веранду.
Француз остался один. Это был молодой человек, почти юноша. Его маленькие усики с особенным старанием были закручены кверху.

Одет он был в синюю матросскую куртку, ноги его утопали в широчайших фланелевых панталонах, а клеенчатое американское кепи лихо сидело на макушке, придавая французу вид боевого петушка. Открытый ворот рубашки показывал бронзовую от загара и необыкновенно сильную грудь.
Этот молодец, весивший не более полутораста фунтов, должен был быть страшно силен.
Он еще улыбался, вспоминая стычку с желтым Бартоломео, когда тяжелая рука, с размаху опущенная на его плечо, и грубый голос за спиной заставили его вздрогнуть.
— А, это ты, мой старый Пьер?
— Я самый, мой мальчик.
— Каким образом ты отыскал меня здесь?
— Так же просто, как выпиваю свой вечерний грог. Когда ты сошел на берег, я рассудил, что бродить одному в этом гнезде португальских пиратов не совсем удобно, и, чтоб избавить тебя от неприятного абордажа, взял твой курс. Пробродив немного в этих переулках, грязных, как палуба угольного брига, я наконец нашел тебя, моего дорогого Фрикэ, и клянусь тысячью штормов, не ост



Назад