3155b016

Бэкон Фрэнсис - Новая Атлантида



ФРЭНСИС БЭКОН
"НОВАЯ АТЛАНТИДА"
Мы отплыли из Перу (где пробыли целый год) в Южные моря, в направлении Китая и
Японии, взяв с собою припасов на двенадцать месяцев. В течение пяти с лишним месяцев дули
попутные, хотя и слабые, ветры с востока; но затем ветер переменился и много дней подряд дул
с запада, так что мы почти не продвигались и порой подумывали о возвращении. Вслед за тем,
однако, поднялся сильный ветер с юга и юго-запада, отнесший нас (несмотря на все наши
усилия) к северу. К этому времени запасы наши истощились, хотя мы и расходовали их
бережно. И вот, очутившись среди величайшей в мире водной пустыни, мы почли себя по-
гибшими и стали готовиться к смерти. Однако мы все еще возносили сердца наши и мольбы ко
Всевышнему, творящему чудеса на водах, моля, чтобы как при сотворении мира Он собрал воду
воедино и явил сушу, так и теперь явил бы нам сушу и не дал погибнуть.
И вот ввечеру следующего дня показалось с севера как бы густое облако, вселившее в
нас некоторую надежду на землю; ибо мы знали, что эта часть Южного моря совершенно не
исследована, и тут могли оказаться острова и материки, дотоле неизвестные. Поэтому
направили мы наш корабль туда, где всю ночь виднелось это подобие земли, а на рассвете ясно
увидели, что это и была земля - плоская на вид и весьма лесистая, отчего казалась темнее.
Спустя полтора часа вошли мы в удобную бухту, служившую гаванью красивому
городу, не слишком большому, но отлично построенному и с моря выглядевшему весьма
живописно. Считая каждую минуту промедлением, подошли мы к берегу и уже готовились
высадиться. Но тут мы увидели, что несколько человек с жезлами в руках запрещают нам это -
не криками или угрозами, но предостерегающими знаками. Будучи немало огорчены, мы стали
совещаться, как поступить.
Тем временем направилась к нам небольшая лодка, вмещавшая человек восемь; один из
них держал жезл из желтого тростника, окрашенный на концах в синий цвет; он взошел к нам на
корабль, не обнаруживая ни малейшего недоверия. Увидев, что один из нас выступил несколько
вперед, он вынул небольшой свиток пергамента (более желтого, чем наш, и блестящего, но
весьма мягкого и гибкого) и вручил его стоявшему впереди. Там начертаны были - на древ-
нееврейском, древнегреческом, на хорошей латыни и на испанском - следующие строки:
"Пусть никто из вас не сходит с корабля. И будьте готовы покинуть эти берега не позднее как
через шестнадцать дней, если только срок этот не будет вам продлен. А пока, если нуждаетесь в
пресной воде, или съестных припасах, или в лечебной помощи вашим больным, или же корабль
ваш имеет повреждения, - напишите, что вам надобно, и долг милосердия будет нами ис-
полнен".
Свиток скреплен был печатью, изображавшей крыла серафимов, но не простертые, а
опущенные книзу; а подле них крест. Вручив нам свиток, чиновник удалился, оставив слугу,
которому должны мы были передать наш ответ. Посовещавшись между собою, мы все же
пребывали в большом смущении. Запрещение высадиться и приказ вскорости отплыть весьма
нас огорчали. Вместе с тем открытие, что народ здешний сведущ в наших языках и полон
человеколюбия, немало нас ободрило. Но всего более порадовал нас знак креста на свитке, как
верный предвестник доброго. Ответ наш был составлен на испанском языке: "Что до корабля,
то он в исправности, ибо в пути мы испытали безветрие и противный ветер, но не бури. Что до
больных, то их у нас много - и очень тяжелых; так что запрещение высадиться угрожает им
смертью". Прочие



Назад