3155b016

Бэлоу Мэри - Марлоу И Кендрик 1



МЭРИ БЭЛОУ
БЕССЕРДЕЧНЫЙ
- Поверь мне, детка, - говорила леди Стерн своей крестнице, - пришло время подумать и о себе. Ты всегда целиком отдавалась семье. Сперва заботилась о матери, упокой, Господи, ее душу, затем - об отце, светлая ему память, а теперь - о брате и девочках.

Но Виктор уже стал совершеннолетним и вступил в права наследования, Шарлотта вышла замуж, Агнес расцвела, как весенний лужок, и, похоже, выйдет замуж, как только мы познакомим ее с каким-нибудь подходящим джентльменом, а Эмили... Ну ты же не можешь посвятить всю свою жизнь младшей сестре.
Леди Анна Марлоу улыбнулась, взглянув на Агнес, с которой снимали мерки в другом конце комнаты, чтобы сшить платья по последней лондонской моде. Столы были завалены рулонами тканей - в основном шелком и сверкающим атласом, - которые самым волшебным образом должны были вскоре превратиться в прекрасные платья.
- Агнес - восемнадцать, тетя Маджори, - ответила Анна. - А мне - двадцать пять. Я - вне игры, как сказали бы некоторые.
- Мне кажется, ты хочешь там и остаться, - резко сказала леди Стерн. - Жизнь проходит быстро, детка, с каждым годом все быстрее. И вот уже приходят сожаления о том, что могло бы произойти, но так и не произошло.

У тебя еще есть шанс найти мужа, но через год или два уже может быть поздно. Мужчина не станет искать женщину, которая должна рожать ему детей, среди тех, у кого на лице написано, что им тридцать, - а выбирая супругу, он ищет именно такую женщину.

Ты полна любви, которой можешь одарить любого, Анна. И тебе следовало бы отдать ее мужу и получить взамен его любовь, а кроме того, обрести уверенность и положение в обществе.
Этими словами леди Стерн попала прямо в точку. Виктору, единственному брату Анны, недавно исполнился двадцать один год. Он только что закончил университет, и его титул был ему еще в новинку - Виктор был графом Ройскнм чуть больше года, со дня смерти отца.

Он вскоре собирался вернуться, чтобы вступить в права наследования. К тому же он недавно обвенчался, и Анна не знала, как скажется это на их судьбе - ее, Агнес и Эмили. Неожиданно их дом перестал принадлежать им.

Конечно, Виктор и Констанция не выгонят их. Но кому захочется вторгаться в жизнь только что поженившейся молодой пары, особенно если ты старшая сестра, старая дева.
Она была старой девой.
- Я привезла в Лондон Агнес, как вы и настаивали, тетя, - сказала она. - Похоже, здесь она скорее найдет подходящего мужа, нежели в Эльм-Корте. Если Агнес будет устроена, я наконец успокоюсь.
- Чушь, девочка, - ответила ей крестная, - я настаивала, чтобы ты сама отвезла сестру в Лондон, а не посылала ее одну, потому что собираюсь выдать замуж вас обеих. Тебя, Анна, в первую очередь. Ты моя единственная крестница. Агнес для меня не более чем дочь моей дорогой Люси.

Хотя вы все достаточно милы, чтобы называть меня тетей, но ты ведь знаешь, что я не являюсь таковой. Ну, я вижу, мадам Делакруа закончила снимать мерку, - продолжала, вставая, леди Стерн. - Я возьму тебя с собой. Оденься, чтобы выйти в город, дорогая.

Прости мне мою прямоту, но у тебя вид провинциалки. По крайней мере, обручи твоего кринолина должны быть раза в два шире.
- Но широкие обручи нелепо выглядят, - сказала Анна. Нелепо, но очень женственно и привлекательно, - мучила ее предательская мысль. Крестная снова напомнила ей, что ее с Агнес ничего не связывает.

Было бы просто невежливо ждать, что леди Стерн возьмет на себя заботы вывести Агнес в свет, где - как надеялись сестры - она могла бы найти себе мужа. Разве не э



Назад