3155b016

Бэлоу Мэри - Надменная Красавица



НАДМЕННАЯ КРАСАВИЦА
Мэри БЭЛОУ
Анонс
Весь высший свет знал - ни одной женщине не сравниться с Дианой Ингрэм в красоте и холодной, надменной добродетели.,.
Во всех гостиных Англии перешептывались о бесчисленных победах маркиза Кенвуда Д веселого, легкомысленного повесы, прирожденного соблазнителя!
Весь Лондон затаил дыхание, когда Кенвуд впервые обратил внимание на Диану - и, получив отпор, вновь ринулся в наступление!
Обольстить эту «мраморную статую» и превратить ее в страстную, любящую женщину - дело чести для маркиза. Но постепенно охота за красавицей становится для него смыслом жизни, а игра в любовь - любовью настоящей!
ГЛАВА 1
- А вы не на балу у Чомли, Джек?
Маркиз Кенвуд пристально посмотрел на задавшего вопрос джентльмена. Поскольку он сидел в гостиной клуба «Уайте» в окружении таких же праздных джентльменов, был весьма навеселе и его скрещенные ноги в высоких сапогах покоились на столе, было совершенно очевидно, что он не на балу у Чомли.
- Нет, - ответил он. Джентльмен усмехнулся:
- Боитесь, что старина Чомли мог бы разозлиться, застав вас в укромном уголке со своей женой?
Маркиз поднес к глазам лорнет. Нельзя сказать, что это помогло ему лучше рассмотреть собеседника. Проведя на редкость приятный вечер в обществе мужчин, отмечавших день рождения одного из них, он сознавал, что изрядно пьян.

Как, впрочем, и остальные.
- Леди Чомли? - переспросил он. - Она для меня уже в прошлом, не менее трех недель, Хартли. Где вы были? Вернулись с Востока?
- С тех пор было пять или шесть, - заметил другой джентльмен, тот, который для удобства ослабил узел и перекинул галстук через плечо. - Молли Хейнс. Аннет, как ее там. Эта маленькая танцовщица. - Он загибал пальцы и хмурился, пытаясь сосредоточиться. - И та, с рыжими кудряшками.
- Салли Стрейндж, - подсказал кто-то.
Маркиз Кенвуд поднял бокал, наполовину наполненный бренди, и, прищурившись, посмотрел сквозь стекло на напиток. Приятный цвет.
- Как это у вас получается, Джек? - поинтересовался джентльмен с брюшком.
- Что? - сказал еще кто-то скучающим тоном истинного джентльмена. - Вы не знаете, как это делается, Морис? В ваши-то тридцать лет?
Бедный Морис мгновенно стал жертвой громких непристойных насмешек.
- Нет, серьезно, - не отставал он. - Во всей Англии не найдется распутника, который мог бы сравниться с Джеком.
Никто, казалось, не собирался оспаривать слово, выбранное Морисом. Было ясно, что славе распутника можно было только завидовать.
Маркиз со скромным видом рассматривал свои сапоги. Затем еще немного отпил из своего бокала.
- Что я могу сделать, если родился неотразимым для прекрасного пола? - ни к кому не обращаясь, спросил он и зевнул так, что у него хрустнули челюсти. - Женщины! Это единственное, ради чего стоит жить. - Слова сорвались с его языка как-то неожиданно и прозвучали странно для него самого.
- Спорю, во всей Англии не найдется женщины, которая устояла бы перед Джеком, если бы он решил покорить ее, - с восхищением сказал Морис, обращаясь ко всем присутствующим.
«Королева Англии», - тупо подумал маркиз, удивляясь, как могли его сапоги уплыть так далеко от него, тем более что в них по-прежнему находились его ноги. Давно он так не напивался. Утром он будет очень страдать.

А Картер замкнется в себе и будет презрительно смотреть на кончик своего длинного носа. Черт бы побрал всех этих лакеев. Наглая порода.
- Да бросьте вы, - сказал Элвуд Риттсмэн. Его голос звучал на удивление трезво. - Ни одна женщина? В это довольно трудно поверить. Даже Кен



Назад