3155b016

Бэлоу Мэри - Распутник



РАСПУТНИК
Мэри БЭЛОУ
Холли-Хаус, лето 1818 года
Как же несправедливо нарушать мирное уединение человека, не дав ему и жалкой четверти часа! Ведь раньше никто и никогда не заглядывал сюда, на этот заросший кувшинками пруд - до него минут десять ходьбы от дома, а в экипаже никак не доехать из-за деревьев.

Она привыкла считать это место своим убежищем и приходила сюда всякий раз, когда удавалось выкроить свободные полчаса. А случалось это не так уж часто.
Она сидела, как всегда уютно устроившись на толстой ветке старого корявого дуба, надежно прислонившись спиной к стволу. Этот дуб она тоже считала своим собственным.

Сегодня она не взяла с собой книжку, как бывало прежде, потому что поняла с некоторых пор, что почитать все равно не удастся. Оказываясь в окружении красот природы, наполняясь умиротворением, она больше всего любила смотреть вокруг и наслаждаться тем, что все ее чувства оживают. Порой она запрокидывала голову и смотрела ввысь, сквозь ветви и листья - в небо - и предавалась мечтам.
А ведь было так мало времени, чтобы помечтать. Конечно, оставались еще сны, но сны - совсем другое дело, и это вовсе не так уж приятно. К тому же далеко не всегда удается их запомнить. А мечтала она... Ах, о чем только она не мечтала!

О том, что она красива, очаровательна и остроумна, о том, что у нее полно замечательных платьев и есть куда в них ходить, о том, что у нее масса друзей и кавалеров, о том, что она любит и любима, о собственном доме, о муже, о детях... В общем, все это девичьи глупости.

И всякий раз, проворно спускаясь на землю - и в прямом и в переносном смысле, - напоминала себе, что ей еще очень повезло и что совсем уж грешно с ее стороны быть недовольной. Ведь тысячам женщин повезло намного меньше, чем ей.
Однако сегодня она только-только начала мечтать, не успев еще вдоволь налюбоваться на пруд, поверхность которого почти сплошь была покрыта огромными листьями кувшинок, на деревья, которые росли вокруг, и на голубое небо над своей головой... Только-только вдохнула аромат летней зелени и впитала первые капли благодатной тишины...

Ах, это сладостное безмолвие! Хотя, конечно же, мир вокруг нее не был беззвучным: птицы пели, насекомые жужжали и стрекотали. Но все это были естественные звуки природы, звуки, на которые она не обязана была откликаться.
И вдруг чей-то чужой голос. Голос мужчины.
- Смотрите, - сказал он, - кувшинки! Как это прелестно. Наверное, мать-природа создала этот пруд здесь, на нашем пути, в последней отчаянной попытке бросить вызов вашей красоте и отвлечь мое внимание.

Но она ужасно просчиталась.
Раздалась трель женского смеха.
- Ну что за странные вещи вы говорите, - отвечала дама. - Будто бы я могу состязаться в красоте с самой природой.
Оба смолкли и вдруг появились под старым дубом, остановившись на берегу пруда. Ага! Это мистер Банкрофт и миссис Делейни, двое из гостей.

Нынче в доме полным-полно гостей, ведь Нэнси только что завершила свой первый сезон в Лондоне, хотя он и не принес самого главного результата. О нет, она, конечно, нашла себе жениха. И все уже было почти совсем улажено, кроме одной маленькой, но существенной детали: джентльмен так и не сделал пока официального предложения.
Разумеется, это всего лишь формальность. Ведь и без того уже все решено. Мистер Банкрофт молод, свободен, готовится унаследовать титул барона - словом, самый что ни на есть завидный жених. Он настойчиво ухаживал за Нэнси всю весну, танцевал с нею почти на всех балах, она появлялась в его обществе то на вечернем пред



Назад