3155b016

Бэнкс Йен - Культура 7



ЙЕН БЭНКС
ВЗГЛЯД С НАВЕТРЕННОЙ СТОРОНЫ
(КУЛЬТУРА-3)
Йен М. Бэнкс — один из признанных мастеров «интеллектуальной космической оперы», писатель, создавший свою собственную Вселенную.
Вселенную, в которой идет ВОЙНА...
Война двух крупнейших галактических цивилизаций — республиканской культуры и Идиранской империи.
Война, в которую Культура втянулась, только чтобы спасти свой душевный покой — самое ценное, что имела.
Война, которую идиране начали, потому что понимали: джихад должен расширяться, чтобы не стать бессмысленным.
Война, которая растянулась на сорок восемь лет и один месяц. Общее число павших — 851,4 миллиарда. Потери кораблей — 91 215 660.

Количество уничтоженных планет — 53.
Ученые считали эту войну самым значительным конфликтом за последние пятьдесят тысяч лет Галактической истории.
Перед вами — один из самых СТРАННЫХ эпизодов этой войны Эпизод, в котором судьбу миллионов «чужих» суждено решить не армиям и не полководцам, а просто одному-единственному человеку — убийце-«камикадзе» Тибайло Квилану.
ПРОЛОГ
Уже приближалось время, когда, как мы оба прекрасно понимали, мне придется уйти. И трудно было определить, чем освещается горизонт — вспышками молний или взрывами энергетического оружия Невидимых.
Вот к небу взметнулся очередной лепесток сине-белого света, озаривший рваные тучи, а под ними сквозь струи дождя — жуткий пейзаж внизу: в отдалении руины зданий, разрушенных еще раньше, на вершине кратера торчали искореженные столбы, вывернутые наружу остатки труб и туннелей. И громоздилось массивное изуродованное тело земельного разрушителя, который валялся на дне гигантской ямы, утонув наполовину в грязной луже... Вспышка погасла, оставив лишь мимолетную память в сетчатке глаза и печальные следы пожара на корпусе разрушителя.
Квилан сильнее сжал мне руку:
— Пора. И прямо сейчас, Уороси:
Другая, не яркая, вспышка осветила его лицо и потеки машинного масла там, где его тело уходило прямо под изуродованную военную машину.
Я сделала вид, что сверяюсь с компьютером на шлеме. Флаер возвращался и возвращался один. Экран показывал, что с ним не было никакого груза, а отсутствие связи по открытому каналу говорило о том, что нас не ждет ничего хорошего.

Шансов на спасение оставалось мало. Я переключила экран на ближний тактический обзор, но и там не было ничего нового. Пульсирующие линии свидетельствовали лишь об абсолютной неясности и неуверенности.

А на первый взгляд казалось, что мы на правильном пути и скоро опрокинем Невидимых. Наверное, осталось уже минут десять. Или пятнадцать.

Или пять. До победы. Но и в этом не было уверенности. И все же я улыбнулась и заставила себя сказать как можно равнодушней:
— Пока флаер здесь, мне никуда не деться. Никому из нас никуда не деться. — И я оперлась на грязный склон, стараясь найти более надежную опору ногам.
Снова раздалось несколько взрывов. Я упала прямо на незащищенную голову Квилана и услышала, как несколько осколков вонзилось в склон неподалеку, а затем что-то плюхнулось в воду.

В следующий момент, открыв глаза, я заметила, как грязные волны лизнули узкий бронированный нос разрушителя. Потом вода совсем успокоилась.
— Уороси, — позвал он, — я и не собираюсь никуда идти. Особенно с этой штуковиной на себе. Я вовсе не собираюсь выглядеть героем, как, впрочем, и ты. Но... Прошу тебя, уходи отсюда.

Уходи сейчас же.
— Время еще есть, — остановила его я. — Мы вытащим тебя отсюда. Ты просто слишком нетерпелив, как всегда.
Над нами снова запульсировали вспышки, высвечивая каждую



Назад