3155b016

Бэнкс Йен - Выбор Оружия (Культура - 3)



Йен Бэнкс
Выбор оружия
(Культура-3)
Йен М. Бэнкс - один из признанных мастеров "интеллектуальной
космической оперы", писатель, создавший свою собственную Вселенную.
Вселенную, в которой идет ВОЙНА...
Но у всякой войны есть - НАЧАЛО.
Времена, когда те, что скоро вступят в бой, еще только стоят перед
ВЫБОРОМ ОРУЖИЯ...
Незначительное механическое повреждение
Теперь Закалве на свободе:
Клубится дым на небосводе,
Туннели в воздухе полуденного блеска,
Там жгучий дождь и гнили запах резкий.
Ты полз среди раздавленных машин,
Смотрел на муки и страдания души;
Оружием и кучкой микросхем последних лет,
В поту, чужою кровью, писал ты букву Z.
И вновь восстал из пепла, грязи, фальши;
Тебя заставили забыть, кем был ты раньше:
"О, мальчик мой - ты плеть, кинжал, уловка,
Секретное оружие с боеголовкой!
Помни:
Путь к сердцу - сквозь грудную клетку".
Ты был игрушкою, марионеткой,
Летел, как пуля, к цели.
И чувствуя неуправляемость их мыслей,
Винтовку сжав и зубы стиснув,
Чертил ты букву Z...
Распд-Кодуреса
Дизиэт Эмблесс Сма да'Маренхайд
115 г. (Земля, Кхмерский календарь).
Из неопубликованного
[Перевод М. Лихачевой.]
Пролог. Выбор оружия
- Скажи, что такое счастье?
- Счастье? Счастье... ну, скажем, проснуться однажды светлым весенним
утром после утомительной ночи, проведенной с красивой страстной женщиной...
- И это все?
-... зная, что она, не далее как вчера вечером, отправила на тот свет
целую толпу!
- Ну, ты даешь!
Юноша в генеральском мундире явно с чужого плеча стоял на балконе,
держа в руке стеклянный бокал. Прозрачная золотистая жидкость, качнувшись,
мягко блеснула, отражаясь в его глазах. Он поднес бокал к губам, выпил
залпом и стал ждать, когда алкоголь начнет действовать. Первые ощущения
были не из приятных. Горло обожгло, и в глазах вспыхнул яркий свет. Но
вскоре его охватила легкая истома, горячая волна, стремительно
прокатившаяся по телу, сменилась приятной, расслабляющей усталостью. Он
завороженно следил за игрой ярких искорок, что скользили по краю бокала,
затем глаза его странно сузились. Прищурившись, он смотрел теперь на
безмолвный город: серые крыши, ажурные шпили и приземистые башни, покрытые
пылью кроны редких деревьев. Вдали неровная линия городской стены отделяла
постройки от широкой белесой равнины и слабо дрожащих в жарком мареве
далеких голубых гор.
Не оборачиваясь, юноша швырнул бокал через плечо в полумрак
прохладного зала. Тишину нарушил звон разбитого стекла.
- Ты, ублюдок! - произнес кто-то после небольшой паузы. Приглушенный,
невнятный голос, словно у говорящего заплетался язык. - Я подумал, что
начался обстрел и едва не наложил в штаны. М-мм... Черт, я порезался...
Юноша промолчал.
- Слышишь? - Голос стал чуть громче. - Мне нужна помощь. Или ты
хочешь, чтобы я все здесь залил своей бесценной голубой кровью? -
Послышалось кряхтение, негромкие вздохи, затем что-то звякнуло и тот же
голос повторил:
- Ты - ублюдок.
Молодой человек перестал изучать панораму города, тряхнул головой и,
чуть пошатываясь, вернулся под гулкие своды зала, где высокие треугольные
витрины из разноцветного стекла отбрасывали красные, синие, зеленые блики
на пол, мебель и стены. Огромные балки смыкались наверху, словно гигантские
узловатые пальцы. На каменных стенах сохранились выцветшие фрески, в
основном изображающие батальные сцены. На крюках висело старинное оружие,
покрытые пятнами ржавчины мечи и сабли, огромные колчаны, наполненные
стрелами и щиты с разнообразными символами



Назад