3155b016

Бэннет Марси - Мой Мужчина



МАРСИ БЭННЕТ
МОЙ МУЖЧИНА
Героиня романа «Мой мужчина» своей судьбой подтверждает далеко не новую мысль: счастье женщины, равно как и ее несчастье, во многом определяется отношением к ней мужчины. Будет ли все благополучно у молодой женщины, перенесшей серьезную жизненную драму?

Все зависит от того, встретится ли ей человек, способный понять ее в духовной сфере, умеющий своей чуткостью предугадать ее радость в жизни интимной. А он должен встретиться...
Для широкого круга читателей.
Пролог
Северный европеец думает, как бы быстрее сбросить шубу. А южная европейка исстрадается из-за своего мехового манто: хочется прогулять норку, а не в пору — опять тепло на улице. Так же и с камином.

Для северян — быстрее бы в нем нужда отпала, для южан — когда еще посидишь у очага, где красиво и завораживающе гуляет пламя!
Нехолодным осенним днем во дворце испанского — не гранда, нет, бери выше — императора винодельческой империи сидят и разговаривают два пожилых человека. Один — тот, который условно назван императором, другой — полковник, который действительно является полковником королевской армии Великобритании.

Когда неспешно подкладываешь дрова в камин, они идут на пользу не только огню, но и беседе. А пожилые люди говорят о женщинах. Возраст подвинул их к порогу (а кого и передвинул через него), отделяющему практиков от теоретиков.

И оттого соображения, высказываемые вслух, не столько будоражат плоть, сколько дают работу мысли.
— Женщины,— вздохнул «император»,— это удивительные существа. Они мыслят, чувствуют гораздо тоньше, чем мы. Скажу парадоксальную вещь: альтруизм — эгоизм женщины...

Понимаете? Я отдаю, получая...
Полковник весело посмотрел на собеседника. Он был из тех, кто одну ногу перенес через сакраментальный порог, другую пока нет.

Поза, неудобная в повседневной жизни, давала ему тем не менее некоторое преимущество, так как имелась возможность в зависимости от направления беседы переносить центр тяжести туда и обратно. Сейчас полковник несколько подался вспять.
— Дорогой друг,— сказал он,— у меня такое впечатление, что вы исследуете некую среднестатистическую женщину, вычисленную из множества дам вашего сердца. Судя по высокой оценке и предполагая несметное количество таковых, у вас хороший вкус и вы везунчик в жизни.
Старик с грустью посмотрел на человека, пытающегося милым ерничеством увести его от серьезной темы.
— У меня, полковник, внучка, которая несчастна, потому что ей встретился мужчина, обожающий эгоизм собственного тела. Она — красивая женщина, думающая, остро думающая и, как вы понимаете, не бедная...
— Хе-хе-хе,— отреагировал полковник. — ...И она при одном намеке на то, чтобы снова выйти замуж, начинает дрожать мелкой дрожью и выкрикивать о мужчинах: «Все они...» Спрашиваю ее: «И твой дед?..» Вроде бы обижаюсь, но сам-то понимаю, что и я тоже, как «все они». Потому что и ваш покорный слуга наверняка когда-то обидел чью-то душу, отдавая предпочтение плоти.
Полковник молча позавидовал памяти старого джентльмена, а вслух, чтобы не оборвалась беседа, сказал:
— У девочки, у вашей внучки, была сердечная драма?
— В том-то и дело!
— Она вам рассказала?
— Конечно нет! Я угадал. Что было нетрудно. Развод состоялся по ее настоянию.

Вот я и спрашиваю: что этот негодяй наделал, чтобы вся правда о нашем мужском племени стала известна столь молодой леди?
— Но вы же не повторите, надеюсь, слова юной леди, которая обобщает, основываясь на одном факте, столь, безусловно горестном для нее?
Старик поморщился. Но вдруг с задо



Назад