3155b016

Бэннет Марси - Венчальная Свеча



МАРСИ БЭННЕТ
ВЕНЧАЛЬНАЯ СВЕЧА
Аннотация
В результате автокатастрофы англичанка Патриция Шандо забывает о том, кто она на самом деле, и начинает новую жизнь под именем француженки Анжелики Касте.
Но на приеме по поводу ее помолвки с художником ЖаномЛуи неожиданно появляется человек, который называет девушку своей невестой и увозит на родину, объяснив, что она должна вступить в права огромного наследства.
Вернется ли к Патриции память и кого из двух женихов она предпочтет?
Марси Бэннет
Венчальная свеча
1
ЖанЛуи арендовал для торжественного приема ресторан на Эйфелевой башне. Не успев привыкнуть к свалившейся на него известности, он с трудом осознавал, что вся эта шумная толпа собирается праздновать его собственную помолвку.
Знаменитая картина была выставлена здесь же, и многие, несомненно, пришли сюда именно ради нее, это была его самая вдохновенная работа, и критики всей Франции расточали ей щедрые похвалы. Он вдруг сделался модным художником; быть с ним в приятельских отношениях стало престижным, и многие, прежде всего женщины, мечтали быть увековеченными его кистью.
Греясь в лучах славы и не упуская возможности воспользоваться всеми ее выгодами, ЖанЛуи пригласил на сегодняшний вечер сливки парижского общества, а заодно и друзейхудожников. Эта разношерстная публика представляла из себя экзотический коктейль.

Разумеется, всех интриговало неожиданное продолжение, которое получила работа над портретом. Ведь союз художника с его моделью, как правило, не бывает прочным, и отношения прекращаются, лишь только новый прелестный лик воспламеняет воображение творца.
Картина висела на видном месте и была в фокусе всеобщего внимания. Оттуда доносились возбужденные возгласы знатоков. Некоторые из них бесцеремонно оглядывались на Анжелику, сравнивая оригинал с запечатленным на холсте образом.
Вначале от этого холодного внимания и доносившихся до нее обрывков фраз девушке становилось не по себе. Не так уж приятно быть для окружающих не живым человеком, а «объектом». Но она уже успела приобрести иммунитет к раздевающим пристальным взглядам и двусмысленным комментариям.
– ... Они отдавались друг другу с неистовой страстью, когда он работал над этим портретом, – с жаром рассказывала какаято элегантная дама. – Это же очевидно. Здесь каждый мазок буквально брызжет сексом.
Еще и еще взгляды... Порой изучающие, оценивающие, но в большинстве своем все же понимающие.
Париж он и есть Париж. Понятно, что художнику трудно избежать физической близости со своей моделью. Удивить публику он мог бы, лишь не сделав этого.

Или же предложив ей вступить в брак, как сейчас.
Тряхнув длинными золотистыми волосами, Анжелика направилась к шумной хохочущей группе, в центре которой стоял ЖанЛуи. Он тут же взял руку невесты и, поднеся к губам, пламенно поцеловал ее. Было видно, что ему все это чрезвычайно приятно.
Ожидание триумфа было долгим, но теперь художник получил возможность выбирать, кого рисовать. Его картины уходили за баснословные цены, а мечта войти в мир высшей богемы наконец осуществилась. Все, что ему требовалось теперь, – это закрепить блестящий успех, и несколько заказов были у него уже в кармане.
Он обнял Анжелику за талию и нетерпеливо привлек к себе.
– Ты счастлива, любовь моя?
– Конечно. Вечер просто чудесный. – В ее парижском произношении едва угадывался какойто легкий акцент.
– Вы работаете над очередным портретом мадемуазель Касте? – спросил ктото.
Слово «мадемуазель» позабавило Анжелику. Уважение, с которым гости обращались к



Назад