3155b016

Бэрбор Энн - Шаг Во Времени



Энн БЭРБОР
ШАГ ВО ВРЕМЕНИ
Отправляясь в путешествие, чтобы залечить душевные раны, нанесенные неразделенной любовью, очаровательная американка Аманда Маговерн не подозревала о том, что ей предстоит не только побывать в Англии начала прошлого века, но и пережить новое чувство.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Лондон, 14 апреля 1996 г.
— Что с вами, девушка? Вам помочь?
Аманда Маговерн вся напряглась от непрошеной заботы, прозвучавшей в голосепрестарелого господина, и почувствовала, как еле заметная головная боль начала нарастать, пульсируя и превращаясь в тупую муку.
— Нет, благодарю, — сухо ответила она, — со мной все в порядке, — и в пустоте погруженной в полумрак церкви ее голос отозвался эхом, гулко повторявшимся, пока она осторожно опускалась на скамью. — Просто зашла передохнуть.
— Не хочу докучать, — господин успокаивающе выставил ладонь, — но по тому, как вы вошли...
— Всегда так хожу, — перебила его Аманда, — такая уж походка у меня. — Затем, сменив тон, вежливо добавила: — Спасибо за участие. Похоже, непозволительно много прошла сегодня пешком, вот и понадобилось посидеть. До чего же здесь хорошо! — и она обвела взглядом помещение церквушки, где никого не было, кроме нее да старика.
— Действительно, хорошо, — приветливо согласился он. — Я сюда частенько заглядываю.
И тут Аманда ощутила некоторую тревогу: старик вошел в предыдущий ряд скамей, уселся прямо перед нею и снял шляпу, словно располагаясь к длительной беседе. Она ничуть не испугалась, потому что и представить себе не могла более безобидного существа, чем сие убожество в очечках, в старомодной одежде и настолько дряхлое, что, казалось, вот-вот рассыплется, как ветхая штукатурка. Но у нее не было ни малейшего желания выслушивать пространные излияния всяких назойливых незнакомцев, пусть даже немощных, вроде этого.
— Американка, — произнес старик утвердительно и просиял, будто обрадовавшись. — Впервые в Лондоне?
— Да. — И она показательно склонилась над брошюрой, которую прихватила у входа в церковь. Но в нависшей тишине ей стало неловко за свою неучтивость, и спустя буквально несколько секунд добавила: — Я занимаюсь английской литературой и... историей Британии. — Затем, сама себе удивляясь, продолжала: — После Лондона мне бы хотелось побывать в Озерном краю.
Старик кивнул, и выцветшие пряди его волос заколыхались в легком дуновении воздуха, пробежавшем по залу церквушки:
— Разумеется, Вордсворт и Шелли.
Улыбнувшись впервые за время их разговора, Аманда сказала:
— Да... и Китс. Еще надо съездить в Чотон, навестить дом Джейн Остен. Здесь, в Лондоне, я уже побывала в домах доктора Джонсона и Диккенса и в заново реконструированном театре “Глобус”, — а про себя с неприязнью подумала: “Боже мой, растрепалась, как заезжий болтун на поминках”.
— Это за один-то день? — спросил явно пораженный старик.
Кивнув, она сообщила:
— У меня на Лондон всего неделя, потом — поездка по стране, так что сейчас надо использовать каждую минуту, — и вдруг осознала, что, вопреки обыкновению, ей начинает нравиться мимолетное знакомство с этим милым пережитком минувшего.
— Но как вы оказались в фешенебельном районе Мейфэр?
Расхохотавшись так громко, что чуть сама не оглохла, Аманда созналась:
— Ох, да! Ехала в автобусе, заметила табличку с названием улицы “Бонд-стрит” и не смогла удержаться, чтобы не поглазеть на витрины шикарных магазинов и картинных галерей. — И, вконец смущенная своей словоохотливостью, прибавила: — А потом решила, что должна увидеть и роскошную площадь Баркли-сквер. Ведь прият



Назад